Статьи

Последние статьи

  • Для российских пенсионеров январь окажется непростым месяцем, учитывая, что в начале 2019 года в стране вырастет налог на добавленную стоимость (НДС), а инфляция «пустится в разгон». Такое мнение высказывает старший аналитик «Альпари» Анна Бодрова.   Она напоминает, чт...
  • Ср в 21:06
    Опубликовал Хоренко Олег
    Сколько будут стоить пенсионные баллы и стаж?   В конце ноября были подписаны два пенсионных документа, которые повлияют на то, сколько баллов для будущей пенсии мы сможем заработать в 2019 году.   У кого зарплата выросла на 130 тысяч?       28 ноября премьер Медв...
  • Ср в 11:18
    Опубликовал Андрей Черемисов
    Военные пенсии. Новогодняя сказка про деда и валенки.     Семь лет тому назад деду, в молодости бравому офицеру, прислали на Новый Год новые валенки с галошами, волшебные. И если размер галош увеличивали, то размер валенок тут же увеличивался на столько же. Всё бы хорошо, но валенки оказ...
  • Проблема Китая: громкие звоночки для мировой экономики и прежде всего экономики России   Сегодняшняя статистика по внешней торговле Китая позитивна. За 9 месяцев  экспорт вырос до 2,04 трлн долларов, то есть на 12,6% (год к году), а  импорт до 1,79 трл долл, то есть на 20,3%. &nb...
  • Названы регионы с самой большой и маленькой пенсией        Самую высокую пенсию в России платят на Чукотке. Там ее средний размер на 1 июля этого года составлял 25 тысяч 173 рубля.   Об этом рассказали "Российской газете" в Пенсионном фонде России (ПФР).   ...
  • 7 тыс. руб. за службу Родине   Начался массовый отказ отставных офицеров от военной пенсии в знак протеста против нищенских выплат   Чем обернется для военнослужащих и военных пенсионеров новая волна реформирования их денежного довольсвия? Об этом мы побес...
  • 6 декабря
    Опубликовал Хоренко Олег
    На выборе диком: без твердой веры выборы – ничто…        Мы родились в стране, где начальники обязаны были заботиться о народе. Вначале они в это верили. Потом верить перестали, но по привычке, по инерции, ещё продолжали обеспечивать простых людей жильём, пенс...

 

 

Бедные в раю

  • Андрей Колесников о споре с Валуевым о бедности при участии Шукшина

     

    Онлайн-разговор депутата и боксера Николая Валуева с Алевтиной Макаровой из Ленинск-Кузнецка по поводу того, что такое бедность, пополнил копилку крылатых фраз, встав в один ряд с «денег нет, но вы держитесь» и «отбивной из Навального». Отлитой в граните на этот раз оказалась цитата из Василия Шукшина «Бедным быть не стыдно, стыдно быть дешевым», с помощью которой Валуев или его быстро покопавшиеся в викицитатнике помощники ответили на горькую констатацию: «Неприятно и даже стыдно жить бедной в богатой России».

    Нынче подобного рода цитаты принято лепить на упаковки с разного рода продуктами, например, соками, скромно приписывая внизу «Лев Толстой» или «Антон Чехов», хотя для классиков они чересчур плоские и бесцветные. Интернет действительно полнится ссылками на Шукшина и иногда к этой цитате, которой боксер отправил в нокдаун жительницу Ленинск-Кузнецкого, приклеивают указание на источник: х/ф «Калина красная». Ничего подобного в «Калине красной», одном из самых изумительных художественных продуктов эпохи застоя, разумеется, нет.
     

    Боксер напомнил в этой странной беседе героя знаменитого шукшинского рассказа «Срезал»: главный деревенский самоназначенный умник неизменно «срезает» своими фразочками всяких там интеллигентов, приезжающих в деревню из города, при этом, что характерно, юродствуя: «Мы не мыслители, у нас зарплата не та».

     

    Ну, да не в этом дело. Собственно, Валуев имел в виду, что в бедности нет ничего стыдного. И в бедности можно сохранять достоинство, об утрате которого и писала в чате гражданка Макарова. Спорить о нюансах этого короткого диалога можно до бесконечности, припоминая и евангельскую притчу о богатом юноше, согласно которой «легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богачу войти в царствие небесное», и что-нибудь из Роберта Бернса вроде «Был честный фермер мой отец». Там как раз про достоинство и про то, что не в деньгах счастье: «О ты, кто властен и богат, / Намного ль ты счастливей? / Стремится твой голодный взгляд / Вперед — к двойной наживе. / Пусть денег куры не клюют / У баловня удачи, — / Простой, веселый, честный люд / Тебя стократ богаче!»

     

    Однако главное в том, что интернет-диалог напомнил: бедность как была ключевой проблемой России — социальной, политической, экономической, психологической, ментальной, исторической — так ею и остается.

     

    Как раз когда депутат-боксер пикировался с представительницей разочарованного электората, Алексей Кудрин напомнил о том, что 13,2% населения России имеет доход ниже прожиточного минимума. Его поправила вице-премьер Татьяна Голикова: эти данные – за 2017 год, сейчас ситуация немного выправилась. Правда, в споре поучаствовала третья сторона – государственная статистика: после восьми месяцев очень скромного роста, в августе 2018 к августу 2017-го реальные доходы населения снова упали почти на процент.

     

    Если вспомнить, что до этого они четыре года подряд падали, оснований для оптимизма окажется еще меньше. Социологи же фиксируют резкое ухудшение потребительских и социальных настроений после короткой эйфории в ходе предвыборной президентской кампании. Возвращаются старые банальные страхи – инфляции, ухудшения качества жизни, безработицы. Так называемых «субъективно бедных» — считающих себя таковыми – все больше.

     

    Никуда не исчезает феномен «работающих бедных» (или «работающих нищих), не слишком присущий экономикам развитых стран. И проблема даже не в том, что их много, а в том, что они заперты в своем социальном статусе: боясь потерять и такую работу, не имеют шансов на переход на средне- или высокооплачиваемые рабочие места. Скорее, им грозит падение еще ниже. И на счастье правительства эти люди, спускаясь по социальной лестнице, каждую новую ступеньку оценивают как «новую нормальность».

     

    Культура бедности стремительно возвращается, способствуя адаптации: не жили хорошо – и нечего начинать. Это не Шукшин сказал…

     

    Теоретически бедность можно залить деньгами. И если посмотреть динамику за последние лет тринадцать – доля доходов за счет социальных выплат растет, доходов от предпринимательской деятельности – падает. Это значит — больше государства в экономике, больше иждивенческих доходов, меньше – самостоятельных. Однако не этого ли хотело государство, разменивая социальные выплаты на политическую лояльность? Тем самым оно не борется с бедностью, а исправно генерирует ее.

     

    Унизительна не только бедность, унизительно то, что она подкармиливается: мы дадим вам абсолютный минимум, вы не умрете с голоду, а в холодильнике всегда найдется место телевизору, где все кричат и где нашу родину все время атакуют супостаты, только голосуйте за нас: на избирательном участке вас ждут мороженое, липкая сахарная вата и воздушный шарик.

     

    Западная экономическая наука обрастает томами: бедность исторически обусловлена – там, где были плантации и прииски, люди и сегодня бедны по сравнению с жителями соседних территорий (Уильям Истерли); бедность/богатство зависят от наличия/отсутствия работающих политических институтов – сравните Северную и Южную Корею, сравните одно и то же поселение, разделенное границей – как живут в северной его части, в США, и как в южной Мексике (Дарон Аджемоглу и Джеймс Робинсон).

     

    Российские же экономисты, в суеверном страхе отмахиваясь от исторических, культурных и политических факторов, уныло анализируют феномен российской же бедности в терминах «выросло-упало», их споры сводятся к тому, сколько нужно денег на то, чтобы выполнить новый указ президента, предполагающий снижение уровня бедности в два раза к 2024 году, или где найти ту «удочку», которую можно вручить человеку, чтобы он сам себя прокормил.

     

    Но можно дать хоть спиннинг – помните обещание про 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест к 2020 году?! – а что с ним делать, если нет пруда?

     

    Правильный подход: бедность можно победить, расширяя средний класс. Но пока сама бедность питается низшим средним классом, скорее, у верхнего среднего есть шанс покинуть его и оказаться в необычайно узком слое по-настоящему богатых. Россия лидирует в мире по концентрации богатства: у нас не столько страшно неравенство в доходах, сколько неравенство в богатстве и в доступе к инфраструктуре, которая делает жизнь человека как минимум нормальной. Причем это доступ не только к инфраструктуре социальной, но и политической, и управленческой – здесь тоже есть неравенство. Не говоря уже о неравенстве региональном.

     

    Сохранение достоинства в бедности есть признание бедности и ее неизбывности. Вот почему на Валуева все и накинулись.

     

    В конце концов, он здесь власть, его дело не сыпать афоризмами и переплавлять их в интернет-мемы, а предлагать решения. Впрочем, от этой власти и от ее законодательной ветви решений уже и не ждут. Только выражают свое неудовольствие – в интернет-чатах или вторых турах региональных выборов.

     

    Не ждут, потому что последнее, на что решится власть – это вырыть пруд, запустить туда мальков и дать пресловутую удочку для самопрокорма. Потому что это означает – дать свободу.

     

    А вот у Шукшина… У него очень много всего про стыд. Одно из самых часто встречающихся слов, особенно в его публицистике, в ответах на вопросы зрителей и читателей. И про богатство и бедность у него кое-что можно прочитать, в том числе в дивных диалогах его героев:

     

    «– А чего эт ты давеча про рай сказал? – спросил он. – Каких туда не пускают?
    – Богатых.
    – Почему?
    – Потому что они… ксплотаторы. И должны за это гореть на вечном огне.
    Емельян Спиридоныч пошевелился, сощурил презрительно глаза.
    – А ты в рай пойдешь?
    – Я – в рай. Мне больше некуда.
    Емельян Спиридоныч потянул вожжи.
    – Трр. Слазь.
    – Чего ты?
    – Слазь! Пройдись пешком. В раю будешь – наездишься вволю. Нечего с грешниками вместе сидеть, – Емельян Спиридоныч не шутил».

     

    И как только Главлит такое пропускал?

     

    Источник

Поделиться

 

Комментарии

8 комментариев