Статьи

 

 

Как сделать оппозицией «Единую Россию»

  • По результатам выборов в 62 из 125 районов Москвы будут работать муниципальные депутаты от объединённой оппозиции. В 17 муниципальных советах яблочники и сочувствующие составят большинство. В 29 районах получат блокирующий пакет, то есть без их голосов нельзя будет выбрать председателя. В трёх районах в центре Москвы вообще не будет депутатов от «Единой России». Только один – в Тверском, на территории которого стоит Кремль. «Мы взяли Кремль», – сказал по этому поводу экс-депутат Госдумы и один из организаторов кампании Дмитрий Гудков.
     

    Артём Изофатов/Коммерсантъ

     

    Всего на муниципальных выборах 10 сентября в Москве разыгрывали 1502 депутатских мандата. В целом большинство осталось за «Единой Россией». Но в отдельно взятых округах партия власти провалилась и, как теперь говорят победители, «стала оппозицией».

     

    – Причём в четырёх округах она стала оппозицией несистемной, как обычно называет нас, – замечает один из новых муниципальных депутатов, лидер движения «Солидарность» Илья Яшин.

     

    Объединённые демократы, представители «Яблока», ПАРНАСа, «Солидарности» и сочувствующие, получили 262 места в муниципальных советах и стали второй по численности силой. На третьем месте с большим отрывом – КПРФ, у неё, по предварительным данным, 45 мандатов. Причём 18 коммунистов победили при поддержке «Яблока».

     

    – Мы создали новую технологию проведения кампании – «политический Uber», – сказал на пресс-конференции в понедельник, 11 сентября, организатор списка объединённых демократов Дмитрий Гудков. – Она дала возможность людям, не разбирающимся в тонкостях, пройти регистрацию и победить.

     

    Почему мы рассказываем о московских муниципальных депутатах, которые вроде бы никак не влияют на остальную страну? Потому что 10 сентября проходили выборы не только в столице. И везде они были обставлены с одинаково большой секретностью: без острого желания проголосовать избиратель мог вообще о них не узнать. В почтовых ящиках не скапливались традиционные для предвыборной поры портреты кандидатов, на улицах не висели баннеры с призывами исполнить гражданский долг. Это называют словами «сушить явку». Явка в таких условиях должна была оказаться минимальной – достигнутой за счёт традиционных воинских частей, психиатрических стационаров, досрочного голосования и надомного.

     

    Объединиться и не размежеваться

     

    Оппозиции на московских выборах удалось объединить усилия. Дмитрий Гудков, партия «Яблоко» и ПАРНАС создали свой список из 938 человек и поддержали 115 кандидатов от других сил.

     

    – Это было большое объединение всех демократических сил, – рассказывает организатор кампании «Яблока» и один из новых муниципальных депутатов Максим Кац. – Никто ни с кем не выяснял отношений. Мы провели очень сильную кампанию, причём распространили её не только на «самых своих». Мы поддержали приличных людей, шедших от других движений. Объединились с «Солидарностью» и вместе работали с первого дня кампании. Мы создали систему, позволяющую пройти бюрократические барьеры самым обычным людям, которые сами бы этого сделать не смогли. К нам пришли многие активисты в районах, с их помощью мы и достигли таких результатов.

     

    В Гагаринском районе, в Академическом и в Хамовниках кандидаты из «списка Гудкова» получили 100 процентов мест. В Останкино не дали пройти ни одному единороссу. В Тверском прорвался в депутаты один представитель партии власти. Девять из десяти мест они уже почти забирали в районе Арбат, но там случилось неожиданное. Или, наоборот, ожидаемое.

     

    – Министерство обороны создало в своём главном здании «резиновую квартиру», прописало туда тысячу сто человек, которые живут совершенно в других районах, – рассказал Кац. – И все эти тысяча сто человек проголосовали за «Единую Россию».

     

    Движение «Солидарность» в Красносельском районе получило семь мест из десяти. Теперь за ним право выбрать председателя совета, и уже известно, что им станет Илья Яшин.

     

    – Мы не открывали Америку, мы провели классическую муниципальную кампанию – как по учебнику, – рассказал он «Фонтанке». – Вели агитацию «от двери к двери», ставили кубы, были у нас велобаннеры. Секрет не в каких-то технологиях, а в том, что занимались этим изо дня в день. Ходили как на работу.

     

    Глава избирательного штаба Алексея Навального Леонид Волков, внимательно следивший за этой кампанией, считает, что такое трудолюбие и привело оппозицию к успеху.

     

    – Как мы и раньше знали, муниципальная кампания – это когда ты самоотверженно идёшь и работаешь, просто ходишь от двери к двери и жмёшь руки, – замечает он. – Тот, кто так делал, побеждал.

     

    Журналист, обозреватель «Эха Москвы» Сергей Пархоменко, много лет работавший в избирательной комиссии в столице, считает, что результат этих выборов – не просто успех оппозиции, а комплекс из «нескольких видов успеха».

     

    – Во-первых, это успех довольно значительного числа людей, которые впервые решили заняться практической политической деятельностью, – замечает он. – Понятно, что полномочия муниципальных депутатов ограничены, но они работают с избирателями, будут служить посредниками между общественным мнением и московской администрацией. Во-вторых, это урок для избирателей: огромное число людей увидело, что если предпринять определённые усилия, то даже сейчас результат возможен.

     

    И наконец, по словам Сергея Пархоменко, в минувшее воскресенье избиратели могли оценить вес каждого отдельно взятого голоса.

     

    – В каких-то случаях порог непопадания в депутаты был два десятка голосов, и это очень обидно, – отмечает он. – То есть повышается цена каждого голоса – и люди начинают это осознавать.

     

    Каждый отдельно взятый голос вырос в цене на этих выборах потому, что власть изо всех сил «сушила явку». Оппозиция, как могла, старалась её «размочить».

     

    Суши явку

     

    – Перед этими выборами в законодательство было внесено два важных изменения, – напоминает руководитель отдела мониторинга выборов движения «Голос» Андрей Бузин. – Во-первых, из законодательства исключили требование о том, чтобы сводные плакаты с информацией о кандидатах заранее размещались в местах, удобных для избирателей. Это было направлено именно на снижение явки. Во-вторых, комиссиям разрешили самостоятельно определять, публиковать ли на таком плакате фотографии кандидатов. В Москве больше половины комиссий приняли решение фотографий не публиковать.

     

    Отказ от фотографий на информационных стендах работал как раз против кандидатов, ходивших всю кампанию по встречам с избирателями. В таких условиях оппозиции пришлось работать не только над саморекламой, но и над рекламой выборов как таковых. То есть, замечает Илья Яшин, фактически брать на себя работу избиркомов.

     

    – Раньше оппозиция любила переложить ответственность за свои провалы на избирателя, – объясняет он. – Народ сам виноват, ему ничего не интересно. Теперь мы исходили из того, что если люди не пришли на выборы, это значит, что мы их в этом не убедили. Во-первых, мы организовали публичное давление на избирком, и в последние дни всё-таки появились объявления о выборах. Во-вторых, мы вели не только агитационную кампанию, но и кампанию популяризации выборов: сами клеили объявления о предстоящих выборах, сами рассылали людям эсэмэски с адресами участков.

     

    Леонид Волков считает, что в «сушке явки» власть и сама перестаралась.

     

    – Отчасти результат оппозиции – ошибка власти, – говорит глава штаба Навального. – Они очень сильно «сушили» явку, надеясь, что на низкой явке им полностью хватит приведённых бюджетников и надомного голосования. И они действительно сильно сбили явку. Но оппозиция в центральных округах смогла мобилизовать своих избирателей, и те «переголосовали» немногочисленных избирателей «Единой России». Все оппозиционные команды, которые агитировали за явку, которые смогли людей расшевелить, молодцы.

     

    Леонид Волков не случайно подчёркивает, что это случилось, главным образом, в центральных районах Москвы.

     

    – Результат сильно зависит от того, насколько велик у власти мобилизационный ресурс, – продолжает он. – В спальном районе, где живёт много пенсионеров и бюджетников, мэрии легче мобилизовать «своих» людей. Есть чёткая корреляция между таблицей с результатами выборов – и стоимостью жилья. В районах престижных, где более дорогое жильё, много людей, гораздо менее зависимых от мэрии, и они голосуют по убеждениям, а не по разнарядке. Точно такая же картина была на выборах мэра Москвы: в тех же районах, где сейчас приличный результат у независимых кандидатов, в 2013-м был хороший результат у Навального.

     

    Окраина Москвы ближе к остальной России, чем центр столицы. Не только географически. Правда, Илья Яшин возражает: оппозиции удалось одержать победы в Тимирязевском районе, в Коньково и в Зюзино, «а это далеко не центр».  

     

    Ирина Тумакова,
    «Фонтанка.ру»

Поделиться

 

Комментарии

1 комментарий